Строительство, ремонт, интерьер

Илья Демуцкий: «“Черный квадрат” заставляет что-то придумывать. Я написал оперу»

В Москве в Новой Третьяковке 27 ноября пройдет премьера оперы Ильи Демуцкого «Для “Черного квадрата”». Новое произведение отсылает к «Победе над Солнцем» 1913 года — футуристическому представлению Михаила Матюшина и Алексея Крученых, в оформлении которого Казимир Малевич впервые представил идею своего «Черного квадрата». О том, как старая опера дала рождение новой, ARTANDHOUSES рассказал Илья Демуцкий.
Опера называется «Для “Черного квадрата”». Что вы вкладываете в это посвящение?
В оформлении «Победы над Солнцем» «Черный квадрат» был символом чего-то, закрывающего Солнце. Я рассматриваю свою оперу как приношение этому произведению Малевича, которое до сих пор остается самым обсуждаемым произведением живописи.
Что такое «Черный квадрат» лично для вас? И есть ли у вас история собственных отношений с ним?
Квадрат мне нравится именно тем, что до сих пор вызывает дискуссии, тем, что мы не можем воспринимать его однозначно. Каждый при столкновении с ним, безусловно, задается вопросом, примитивно это или нет, живопись это или провокация, да и искусство ли это вообще. Мне это напоминает дискуссии вокруг пьесы Джона Кейджа «4′33″».
Конечно, в этом произведении можно вычитать и философскую концепцию, исходя из того, что Малевич писал в своем дневнике о том, что, когда человечество воплотит все знания, собранные воедино в единый момент, мир разорвется и превратится в «черный квадрат».
Но сам я рассматриваю «Черный квадрат» не философски, а, скорее, как произведение искусства, которое заставляет каждого из нас что-то придумывать. Я вот сочинил оперу.
Зал Третьяковской галереи, где экспонируется «Черный квадрат» Казимира Малевича и будет проходить мировая премьера оперы
Как возникла ее идея?
Игорь Конюхов, американский промоутер из Нью-Йорка, нашел меня в интернете: «Илья, у меня есть идея, связанная с “Победой над Солнцем”». Он хотел каким-то образом реанимировать это произведение — обратиться к тому материалу, который до нас не дошел, воссоздать, перевести на английский и показывать. Но музыка оперы не сохранилась, дошли только стихи Крученых и визуальная часть — эскизы декораций, костюмов… В процессе работы и либреттисты, и я поняли, что от текста Крученых в новом либретто тоже ничего не остается, надо делать что-то оригинальное, придумывать сюжетную линию, то есть не оставлять оперу в виде какого-то алогичного перформанса, а вложить элемент энтертеймента, какие-то свои суждения о времени, о существовании, о любви в том числе. Немножечко всё-таки поддаться нашему времени. По сути, мы оттолкнулись от идеи «Победы над Солнцем» и отпустили ее.
Если вспомнить вашу недавнюю громкую премьеру балета «Нуреев» в Большом театре, то его музыку можно назвать гигантским упражнением в стиле классических балетов XIX века и советской музыкальной эстетики. Ваша новая опера — это тоже стилизация, работа с музыкой начала ХХ века?
Я не ставил себе задачу что-либо стилизовать. Писал музыку, не задумываясь, каким языком, в какой эстетике высказываться. Меня вело, прежде всего, слово, я отталкивался от текста. Но в нем поднимается тема революции — пусть не в прямом виде, а в завуалированном, в призыве победы над Солнцем, а это не что иное, как очередная революция, — мир переворачивается. Поэтому, естественно, какие-то интонации советской революционной музыки присутствуют. Есть маршеобразный лейтмотив. Есть абсолютно лирические мотивы, и красивый любовный дуэт мне интересно реализовывать в классическом жанре лирического дуэта. В целом же музыка, пожалуй, ближе к экспрессионизму.
Как вы считаете, насколько актуален сегодня жанр оперы? Не осталась ли она в том прошлом, которое закончилось с «Победой над Солнцем»?
Мы живем в то время, когда ведется дискуссия, а что вообще есть опера. Очень многое, что, на мой взгляд, не является оперой, сейчас ею обзывают. Для меня всё же опера — это жанр из нескольких обязательных составляющих, в котором равнозначны литературная основа, то есть либретто, музыка и театральная составляющая — режиссерская, сценографическая. Как показывает опыт, если один из элементов убрать, всё тут же рассыпается.
Опера всегда считалась жанром сложным, буржуазным, дорогим и неразрывным с большими театральными институциями. И сейчас одну оперу — по мотивам романа Александра Грина «Блистающий мир» — вы пишете по заказу Большого театра. Одновременно «Для “Черного квадрата”» — это частный проект.
Пожалуй, его можно назвать антрепризным: просто три человека собрались и решили создать оперу, это не привязано ни к какой институции. Мы сначала даже не думали, куда в итоге судьба выведет. Полгода назад я сидел с продюсером Виталием Виленским в кафе, мы обсуждали, какой концерт моей музыки возможно сделать и где. Я подумал: я заканчиваю оперу, может быть, попробовать связаться с каким-нибудь музеем? И вскоре мы узнаем, что самый первый «Черный квадрат» хранится в Третьяковской галерее. До этого мы даже не думали, что опера может быть представлена на такой необычной площадке, в таком необычном антураже, в присутствии самого первого «Черного квадрата», который обычно находится в запасниках галереи и не выставляется. Это такое сокровище, которое тщательно хранится, и счастье, что нам позволили использовать его на эти четыре спектакля. В этом есть даже какая-то мистика.
При этом, как вы считаете, опера должна сохранять свою масштабность или, как многие жанры, может существовать в камерных формах?
Может, безусловно. Как раз, когда я писал «Для “Черного квадрата”», сначала склонялся к тому, что это камерное произведение. Но каковы критерии камерности? Состав участников? Если судить по составу — 10 солистов, плюс хор и два пианиста, всего задействовано 35 человек — это большая опера. Может, отталкиваться от продолжительности действия? Не очень для себя определил.
Композитор Илья Демуцкий с участниками постановки
В вашей опере нет оркестра. Как вы пришли к этому решению?
Когда писал первый акт, я еще задумывался: может, это будет произведение для камерного инструментального состава, может, для большого оркестра. Но — сделал версию для двух роялей и в таком режиме воркшопа провел читку в Чикагском университете. В большом зале, огромном концертном зале, с элементами постановки. Мне очень понравился этот вариант и по балансу, и по картинке, и по тому, как работают инструменты. Понравилась энергетика играющих пианистов. Я решил, что мне не нужен другой состав. Понимаю, это немножко салонный вариант, отсылающий нас к тем вечерам, когда композиторы представляли свои оперы, сидя за роялем, для «своих» людей. В то же время это и отсылка к Стравинскому, который написал «Свадебку» для четырех роялей.
В анонсах премьеры нигде не указано имя вашего режиссера.
Имя режиссера по его просьбе у нас будет обнародовано в день премьеры или за день до нее. Это очень известный человек, и его пожелание станет понятно, когда вы узнаете, кто это.
Вы соучаствуете в репетициях?
Конечно, потому что выполняю функцию музыкального руководителя — я сам дирижирую. Поначалу думал, что мы обойдемся без дирижера, но у нас такие сложные ансамбли, хоры и прочее, что я решил на первых спектаклях вернуться к истоку своей профессиональной деятельности — по первому диплому я хоровой дирижер.
Вы уже знаете, какова будет судьба оперы после показа в Новой Третьяковке?
Есть интересные предложения. Думаем о поездке в город, где хранится еще один «Черный квадрат» — в Эрмитаже. Директор Третьяковки Зельфира Исмаиловна обещала нам помочь в изготовлении по суперсовременным технологиям, которые еще не используются, в 3D-формате копии «Черного квадрата». Думаем о поездках по городам России. Есть варианты показать спектакль в Соединенных Штатах. Тот же университет Чикаго весьма и весьма заинтересован после успешного воркшопа и ждет продолжения. Но сейчас мы сосредоточены на первых показах в Москве.

Рейтинг: 
0
Оценок пока нет

Случайное

Профессиональное создание колодца
История получения воды при использовании колодцев насчитывает уже не одну тысячу лет. От своих предков современные колодцы почти не имеют отличий. Это глубокая шахта с укреплениями в виде стенок, которая доходит до грунтовых вод. Принцип создания колодца остается все тем же, а вот материалы для укреплений несколько изменились. Строительство колодца — это довольно не простое занятие, которое требует наличия навыков и некоторых знаний. Так что копать самостоятельно нет смысла, лучше сразу эту работу доверить профессионалам, тем более что стоимост...

Опрос

Есть ли у вас баня?
Да, есть
29%
Нет, но хочу построить
57%
Нет
14%
Всего голосов: 7